при пожаре в Ангарской колонии уничтожены улики нелегального бизнеса

Алексей Соколов, правозащитник:
Узнал тут, что при пожаре в Ангарской колонии, где произошел бунт заключенных, сгорело имущество разных юридических лиц. А самая интересная информация о том, что это имущество находилось на территории колонии на ответхранении.
Вот тут и стало все понятно, для чего сожгли промзону.
Когда бизнесмены или предприниматели размещают свое имущество: станки или другие производственные мощности в колонии на ответхранении, то это делается для того, чтобы производственный процесс и результаты от этого процесса скрыть от налогообложения. По документам станки и другое оборудование просто стоит на ответственном хранении в промзоне колонии и не используется. В реалии же, на станках/швейных машинах и другом оборудовании упорно трудятся (неофициально) зеки, которые, перевыполняя планы, изготавливают готовую продукцию, а после её вывозят из колонии по липовым накладным к заказчикам или по торговым точкам.
Заключенным, чтобы попасть из жилой зоны на промзону нужно пройти процедуру выхода из жилзоны. Она называется развод на работу/съем с работы. Данная процедура осуществляется через дежурную часть колонии и оформляется конкретным ДПНК (дежурный помощник начальника колонии). ДПНК по спискам, в которых указано, какой заключенный, куда и зачем выходит на промзону, выпускает их на промзону, а потом по этим же спискам запускает обратно. Те зеки, которые задействованы на нелегальном трудовом процессе, выходят в промзону по 106 статье УИК, которая предполагает бесплатные работы на благо колонии. Правда, эти работы по ст. 106 ограничены по времени - два часа в неделю, но в законе есть исключение: по заявлению осужденного эти работы можно продлить до бесконечности. Поэтому зеки пишут заявления, в которых просят привлечь их работам без ограничения по времени, в течение календарного года (на фото пример, когда зека завалило бревнами с лесовоза и никто за это не понес ответственности). Вот и вся процедура нелегального производства в колониях России, где прибыль получают предприниматели и администрация колонии, ну и зекам перепадает - выплаты идут натурой: чай, курить и сладкое, которое привозят заказчики. Любая комиссия, приезжающая в колонию, этот производственный процесс останавливает, т.к. зеков нельзя выводить в промзону и они сидят в своих отрядах, ждут когда уедет комиссия.
Для пресечения такого нелегального бизнеса достаточно проверяющим - прокуратуре/членам ОНК просмотреть списки выхода зеков на промзону или количество затраченной электроэнергии, имеется ли на ответхранении производственное оборудование и т.д. Но прокуратуре, в большинстве случаев, это не интересно и понятно почему, а ОНК в России поменяли и теперь члены ОНК больше ориентированы на дружбу с руководством ФСИН.
Что касается ИК-15 в Ангарске, напомню, заварушка сотрудников с заключенными произошла в здании, где расположены камеры ШИЗО/ПКТ/ЕПКТ. Это здание расположено на территории жилой зоны, а промзону сожгли на другой день, но под шумок этой заварушки. И сожгли тогда, когда в Иркутский ГУФСИН наконец-то был назначен руководитель, которого в области не было более 4 лет.
Производственный процесс в ИК-15 прекратился на время. Виновников - зеков будут судить, Бизнесмены получат страховку, если имущество было застраховано по договору ответхранения. Начальник ИК-15 и его заместители стали популярными и бесконечно дают комментарии о том, как они противостояли напору зеков. Может даже медали дадут или повысят в должности. Все получат свой интерес, но те, кто готовил эту провокацию, те, кто устроил этот масштабный спектакль, в котором руками зеков были
Узнал тут, что при пожаре в Ангарской колонии, где произошел бунт заключенных, сгорело имущество разных юридических лиц. А самая интересная информация о том, что это имущество находилось на территории колонии на ответхранении.
Вот тут и стало все понятно, для чего сожгли промзону.
Когда бизнесмены или предприниматели размещают свое имущество: станкики или другие производственные мощности в колонии на ответхранении, то это делается для того, чтобы производственный процесс и результаты от этого процесса скрыть от налогооблажения. По документам станки и другое оборудование просто стоит на ответственном хранении в промзоне колонии и не используется. В реалиии же, на станках/швейных машинах и другом оборудовании упорно трудятся (неофициально) зеки, которые, перевыполняя планы, изготавливают готовую продукцию, а после её вывозят из колонии по липовым накладным к заказчикам или по торговым точкам.
Заключенным, чтобы попасть из жилой зоны на промзону нужно пройти процедуру выхода из жилзоны. Она называется развод на работу/съем с работы. Данная процедура осуществляется через деужрную часть колонии и оформляется конкретным ДПНК (дежурный помощник начальника колонии). ДПНК по спискам, в которых указано, какой заключенный, куда и зачем выходит на промзону, выпускает их на промзону, а потом по этим же спискам запускает обратно. Те зеки, которые задействованы на нелегальном трудовом процессе, выходят в промзону по 106 статье УИК, которая продполагает бесплатные работы на благо колонии. Правда, эти работы по ст.106 ограничены по времени - два часа в неделю, но в законе есть исключение: по заявлению осужденного эти работы можно продилить до бесконечности. Поэтому зеки пишут заявления, в которых просят привлечь их работам без ограничения по времени, в течение календарного года (на фото пример, когда зека завалило бревнами с лезовоза и никто за это не понес ответственности). Вот и вся процедура нелегального производства в колониях России, где прибыль получают предприниматели и администрация колонии, ну и зекам перепадает - выплаты идут натурой: чай, курить и сладкое, которое привозят заказчики. Любая комиссия, приезжающая в колонию, этот производственный процеес останавливает, т.к. зеков нельзя выводить в промзону и они сидят в своих отрядах, ждут когда уедет комиссия.
Для пресечения такого нелегального бизнеса достаточно проверяющим - прокуратуре/членам ОНК просмотреть списки выхода зеков на промзону или колличество затраченной электроэнергии, имеется ли на ответхранении производственное оборудование и т.д. Но прокуратуре, в большинстве случаев, это не интересно и понятно почему, а ОНК в России поменяли и теперь члены ОНК больше ориентированы на дружбу с руководством ФСИН.
Что касается ИК-15 в Ангарске, напомню, заварушка сотрудников с заключенными произошла в здании, где расположены камеры ШИЗО/ПКТ/ЕПКТ. Это здание расположено на территории жилой зоны, а промзону сожгли на другой день, но под шумок этой заварушки. И сожгли тогда, когда в Иркутский ГУФСИН наконец-то был назначен руководитель, которого в области не было более 4 лет.
Производственный процесс в ИК-15 прекратился на время. Виновников - зеков будут судить, Бизнесмены получат страховку, если имущество было застраховано по договору ответхранения. Начальник ИК-15 и его заместители стали популярными и бесконечно дают комментарии о том, как они противостояли напору зеков. Может даже медали дадут или повысят в должности. Все получат свой интерес, но те, кто готовил эту провокацию, те, кто устроил этот масштабный спектакль, в котором руками зеков были уничтожены улики крупного нелегального бизнеса в исправительной колонии, остались за кадром и скорее всего уйдут от ответственности., остались за кадром и скорее всего уйдут от ответственности.


Поделиться записью

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *