Самоотношение ВИЧ-инфицированных и заболевших туберкулезом осужденных

Авторы (соавторы)публикации: Узлов Н.Д., Башкирцева О.В. (Березники, Пермский край)

Узлов Николай Дмитриевич

–   доцент, кандидат медицинских наук, профессор кафедры естественных и гуманитарных наук Березниковского филиала Пермского государственного национального исследовательского университета, г. Березники, Пермский край.

E-mail: knots51@mail.ru

Башкирцева Оксана Владимировна

–  выпускница кафедры естественных и гуманитарных наук Березниковского филиала Пермского государственного национального исследовательского университета по специальности «Психология»; младший инспектор отдела охраны 1 категории, старший прапорщик Федерального казенного учреждения Исправительная колония № 38 ГУФСИН России по Пермскому краю.

E-mail: oksi270179@mail.ru

Аннотация. Статья посвящена сравнительному анализу самоотношения у заключенных, инфицированных ВИЧ и туберкулезом с начальными клиническими проявлениями, и здоровых осужденных. С помощью методики исследования самоотношения (МИС) С.Р. Пантилеева и цветового теста отношений (ЦТО) Е.Ф. Бажина и А.М. Эткинда обследованы указанные три категории испытуемых, отбывающих наказание в колонии общего режима, всего 150 чел. Установлено, что структура самоотношения ВИЧ-инфицированных и заболевших туберкулезом осужденных близка по содержанию. Отличительной особенностью больных туберкулезом является большая реалистичность и критичность в оценке собственного здоровья. Для ВИЧ-инфицированных характерна неоправданная оптимистичность в оценке будущих событий.

Ключевые слова: самоотношение, осужденные, ВИЧ-инфицирование, туберкулез.

 

По данным проверки пенитенциарных учреждений, проведенной Генеральной прокуратурой РФ в 2010 году в 80 регионах России, было установлено, что 90% заключенных страдают тяжелыми хроническими заболеваниями. В частности, было констатировано, что 40 тыс. осужденных страдают активными формами туберкулеза (каждый двадцатый), 55 тыс. — ВИЧ-инфицированы (каждый четырнадцатый) [1]. Ежегодно в следственные изоляторы ФСИН России поступают более 8000 ВИЧ-больных. Из общего числа содержащихся в условиях лишения свободы ВИЧ-инфицированных 91% составляют мужчины, 8,5% — женщины, 0,5% — несовершеннолетние Доля ВИЧ-инфицированных в российских тюрьмах в четыре раза выше, чем в целом по стране [16].

Установлено, что активный туберкулез развивается у 1/3 ВИЧ-инфицированных пациентов. Вероятность того, что у людей с ВИЧ-инфекцией, инфицированных также бактериями Коха, разовьется туберкулез, в 113 раз превышает аналогичный показатель среди людей, не инфицированных ВИЧ [3; 11]. В настоящее время обе инфекции — туберкулез и СПИД — рассматриваются как закономерные спутники. Закономерность подобного сочетания объясняется преимущественным распространением обоих этих заболеваний среди одних и тех же групп населения — заключенных и наркоманов.

В этой связи Х.М. Галимзянов ссылается на данные американских авторов, которые указывают на достаточно быстрое распространение туберкулеза среди ВИЧ-инфицированных заключенных, когда в ряде тюрем США наблюдались настоящие вспышки туберкулеза среди данного контингента [6]. Для пенитенциарных учреждений России это также серьезная проблема: только за 2011 год количество больных в местах лишения свободы, у которых ВИЧ сочетался с туберкулезом, увеличилось с 515 до 24963 чел. [16].

Работа с этой категории заключенных характеризуется трудностями медицинского и психологического характера, которые связаны как с ограниченными возможностями проведения качественного лечения и реабилитации в условиях изоляции, так и с деформацией личности заключенного, вследствие чего возникает необходимость преодоления рентных или оппозиционных установок у заключенных, накладываемых уголовными правилами, антисоциальной направленностью.

В этих условиях большое значение приобретает изучение личности осужденных, страдающих ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, их ценностно-смысловой сферы, самооценки, образа «Я», других ядерных образований личности.

Одним из таких образований является самоотношение, которое рассматривается как проявление специфики отношения личности к собственному «Я». Самоотношение — это индивидуально переживаемый устойчивый тип восприятия себя, характеризующийся определенной динамикой психических процессов, уровнем осознания Я и выражающийся в устойчивом типе поведения и саморегуляции [18]. Самоотношение личности определяется также как эмоциональный компонент самосознания, в котором проявляется симпатия, уважение, близость к самому себе [21], как выражение смысла «Я» для субъекта [14], переживание собственной ценности, выражающееся в чувстве самоуважения. Значимой функцией самоотношения является защитная, с помощью которой человек может защищать свое «Я» от отрицательных эмоций и поддерживать самоуважение на относительно постоянном уровне.

Исследованию самосознания больных туберкулезом и ВИЧ/СПИДом, находящихся в пенитенциарных учреждениях, посвящено много работ, детальный анализ которых указывает как на ряд общих черт, так и различий в структуре личности этих больных. Общность характеристик определяется, прежде всего, социальным статусом, факторами, способствующими формированию личности и ее асоциальной направленности, психопатологическими отклонениями, аддиктивными наслоениями, спецификой переживания пенитенциарного стресса, усугубляемого повышенным уровнем межличностной агрессии, физическим и сексуальным насилием, моральным унижением и издевательствами, которым подвергается значительная часть осужденных, уголовной кастовостью и др.

Роль самоотношения в структуре личности осужденного актуализирована фактом совершенного преступления, последующего осуждения и наказания, как юридического (лишение свободы), так и психологического (терзания совести). В местах лишения свободы человек вынужден пересмотреть свою жизнь: оценить прошлое, адаптироваться в настоящем и выстроить планы на будущее [20].

Как указывает Е.В. Чернышева, специфической особенностью самоотношения осужденных является привязанность к неадекватному образу «Я», что, по ее мнению, представляет собой один из защитных механизмов самосознания [24]. Кроме того, для осужденных в целом характерно обесценивающее отношение к своему здоровью (как проявление общего негативного самоотношения личности) с его аутодеструктивной направленностью [2], рентными и манипулятивными установками [19].

Общим для ВИЧ-инфицированных и заболевших туберкулезом является изменение иерархии ценностей, среди которых на первое место выступают ценности биологического выживания, при большей сохранности социальных и деятельных ценностях у больных туберкулезом [9]. Как указывает Т.А. Болдырева, актуальная жизненная ситуация инфицированных заключенных задается двумя факторами — «заключения» и «заболевания», они, в отличие от здоровых осужденных, должны постоянно решать эту двуединую задачу [5]. У тех и других наблюдается снижение самооценки, общий депрессивный статус, пассивность, углубление невротических и психопатических черт личности, заострение акцентуаций характера и др. [8; 9; 17; 22; 23] (и др.). В целом эти особенности согласуются с характеристиками неосужденных лиц, зараженных ВИЧ и туберкулезом, для которых также характерны повышенная невротизация и психопатизация, нейротизм, низкая толерантность к фрустрации и др. [7; 10].

Что касается ВИЧ-инфекции, то отношение к себе и своему заболеванию у осужденных характеризуется определенной спецификой. Самоотношению данной категории лиц свойственна противоречивость и дисгармония, сочетание негативных самооценок с позитивными, выполняющими компенсаторную роль. В большинстве случаев отношение к собственному здоровью характеризуется обесцениванием, невниманием, недостаточной осведомленностью о последствиях заболевания в сочетании с ощущением беспомощности перед ним. При этом нарушение здоровья может рассматриваться и как средство манипуляции для облегчения условий жизни [5; 9; 19].

В рамках обсуждаемой в данной статье темы представляют интерес работы М.М. Орловой, рассматривающей специфичность самоотношения больных туберкулезом легких в контексте адаптационных стратегий. Было установлено, что у данной категории больных формируется устойчивое негативное самоотношение, в то время как факторы позитивного самооценивания оказываются подавленными. Больные туберкулезом в сравнении со здоровыми подчеркивают наличие внутренней неустроенности и снижение самоуважения. Негативное самоотношение у больных туберкулезом рассматривается автором как индикатор формирования новой идентичности больных, центрированной на болезни. Эта трансформация предполагает повышение значимости социальных ролей в структуре идентичности, что можно рассматривать как сферу значимых, но утраченных возможностей; повышение значимости физического «Я» в структуре идентичности; снижение деятельного Я, что объясняется утратой адаптационных стратегий, связанных с восприятием себя здоровым человеком. Негативные самоописания фиксируют утрату значимости прежних социальных ролей и отказ от активности [12; 13].

Сказанное выше распространяется на больных, находящихся на свободе, совсем иная картина, по-видимому, будет наблюдаться у осужденных, инфицированных ВИЧ и туберкулезом, где более отчетливо и жестко проявляются факторы стигматизации, ограниченности социально-ролевого взаимодействия, вторичной выгоды от болезни.

Таким образом, деформация самоотношения является одной из ключевых характеристик личности ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом, независимо от их социального статуса.

Однако, несмотря на обилие публикаций, остаются мало изученными аспекты самоотношения осужденных, имеющих начальные или доклинические проявления указанных болезней, когда диагноз уже установлен, субъект информирован, начаты лечебные мероприятия, введены санитарно-гигиенические ограничения и проч., однако субъективно человек еще не осознает себя в полной мере больным.

Материалы и методы

Исследование проводилось на базе ФКУ ИК-38 ГУФСИН по Пермскому краю, в котором приняли участие 3 группы испытуемых, по 50 чел. в каждой из них:

1)  осужденные с диагнозом ВИЧ-инфицирование, чаще бессимптомное, на стадии А1 и А2 (серопозитивное носительство, внезапная астенизация, частые ОРВИ, начальные признаки периферической генерализованной лимфоаденопатии);

2)  заключенные с диагнозом туберкулез (начальные, субклинические, стертые, латентные формы проявления — постоянный кашель, астенизация, субфебрилитет, гипергидроз, рентгенологические признаки и др.);

3)  условно здоровые осужденные (не страдающие инфекционными заболеваниями, но имеющие определенный набор неосложненных или компенсированных болезней (хронические бронхиты, гастриты и др.), не требующие медицинского вмешательства.

Средний возраст испытуемых составлял соответственно 26±3; 27±2 и 24±3 года. В группах ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом преобладали заключенные со средним и средним специальным образованием (78 и 82% соответственно), в группе здоровых заключенных — с неполным средним (44%) средним образованием (38%). 80% испытуемых были холосты. Осуждены повторно 24 чел. (44%) из числа ВИЧ-инфицированных, и 16 чел. (32%) — больных туберкулезом.

Субъективное состояние своего здоровья оценивали как отличное 6 ВИЧ-инфицированных (12%), 13 заболевших туберкулезом (74%) и 15 здоровых осужденных (30%); как удовлетворительное — соответственно  28 чел. (56%), 37 (74%) и 22 чел. (44%). Признали себя больными 16 осужденных, инфицированных ВИЧ (32%) и 13 из группы здоровых (26%), подразумевая наличие у себя других неинфекционных заболеваний. Предпринимали суицидальные попытки 9 чел. из числа тубинфицированных и 3 — потенциально здоровых.

В работе использовался блок психодиагностических опросников: «Методика исследования самоотношения» (МИС) С.Р. Пантилеева [15]; «Цветовой тест отношений» (ЦТО) Е.Ф. Бажина и А.М. Эткинда. Интерпретация результатов последнего осуществлялась в соответствии со стандартными процедурами. Определялся ранг цвета, ассоциируемого в раскладке по предпочтению с данным понятием в диапазоне от 1 до 8. Абсолютные величины разностей рангов каждого цвета в двух (вторая — стандартная люшеровская) раскладках суммировались, вычислялся индекс «k», который в случае идентичности раскладок может изменяться от 0 (что означает крайне положительное отношение) до 32 (крайне отрицательное отношение, неприятие); в более полном виде: 0—10,7 — принятие; 10,8—21,4 — средняя зона; 21,5—32 — непринятие [4]. Статистическая обработка данных осуществлялась с использованием U-критерия Манна-Уитни. Расчеты произведены в программе SPSS.

Полученные результаты и их интерпретация

В табл. 1 и на рис. 1 представлены результаты методики МИС.

 

Таблица 1

Результаты исследования самоотношения осужденных (в стэнах)

Примечание: * — p<0,05; ** — p<0,01

 

 

Рис. 1. Показатели основных шкал опросника самоотношения у осужденных

 

Как видно на рис. 1, конфигурации профилей испытуемых всех трех групп во многом похожи, однако  уровни первых семи шкал условно здоровых заметно превышают аналогичные показатели ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом, а  по 8 и 9-й — оказываются значительно ниже в аналогичных  профилях.

Для ВИЧ-инфицированных, и для больных туберкулезом заключенных характерна умеренная (при p>0,05), а для условно здоровых — большая закрытость. Согласно авторам методики, данный показатель является индикатором внутренней честности: чем он выше, тем человек менее честен по отношению к самому себе и своим поступкам. Д.В. Сочивко и О.А. Тоболевич полагают, что открытость в структуре самоотношения осужденных вообще является главным, определяющим фактором, что именно он нее зависит мироощущение преступника, отбывающего наказание [20]. Таким образом, можно предположить, что в процессе аутокоммуникации больные туберкулезом склонны более критично оценивать свое поведение и его последствия (p<0,05), а условно здоровые и ВИЧ-инфицированные свое выживание в местах лишения свободы в заметной степени выстраивают на самообмане.

Всех обследованных выдает высокое самомнение, самоуверенность (наибольшая у условно здоровых, показатели которой обнаруживают статистически значимые различия как с ВИЧ-инфицированными (p<0,01), так и туберкулезными больными (p<0,01). Наличие этих качеств позволяет чувствовать осужденными как субъектам, которым есть за что себя уважать, однако эта убежденность не так крепка и подвергается аберрациям при наличии болезни.

Представителей 1-й и 2-й групп отличает умеренный, практически очень близкий (p>0,05), а условно здоровых — высокий показатель саморуководства, отличающих их от больных туберкулезом (p<0,05). Авторы методики описывают данный компонент самоотношения как переживание и осознание субъектом «внутреннего стержня», позволяющему ему руководствоваться представлениями о том, что от него все зависит и он хозяин собственной судьбы. Учитывая, что этот параметр отражает такое качество личности, как интернальность, можно предположить, что зараженные ВИЧ также стремятся использовать данный локус контроля. Однако, как показали уже цитированные выше авторы [20], такие представления — скорее иллюзия, т.к. «внутренний стержень» связан у отбывающих наказание с внутренней ложью, самообманом. В этом смысле больные туберкулезом более честны, но также склонны к тенденции проявления некоторой экстернальности.

«Зеркальное Я» представляет собой отраженное самоотношение, связанное с представлением с ожидаемым позитивным отношением к себе со стороны других людей. Как видно из табл. 1, у испытуемых всех трех групп значения этого показателя находится в средней зоне. Однако и здесь обнаруживаются статистически значимые различия с осужденными, зараженными инфекциями (p<0,01). Иными словами, условно здоровые заключенные полагают, что они заслуживают гораздо больше уважения и симпатии, чем больные.

По шкале самоценности сравнительно высокие показатели обнаружились у инфицированных ВИЧ и здоровых, что свидетельствует о том, что осужденные склонны достаточно высоко оценивать ценность собственной личности и предполагаемую ценность своего Я для других, однако статистически значимые различия выявились только между здоровыми и заболевшими туберкулезом (p<0,05), которые в сравнении со здоровыми испытывают определенную уязвимость.

Мироощущение отбывающих наказание характеризуется средне-высоким уровнем самопринятия, без статистически значимых различий между анализируемыми группами. Следовательно, они принимают себя такими, какие они есть, со всеми достоинствами и недостатками.

Их самопривязанность находится на средне-низком, примерно одинаковом уровне, что отражает некоторую неудовлетворенность собой, потребность в изменении.

У всех групп испытуемых определялся низкий уровень внутренней конфликтности. Статистически значимые различия (p<0,01) обнаружены между ВИЧ-инфицированными и здоровыми. Для последних оказалось характерной тенденция к отрицанию проблем, закрытости, поверхностному самодовольству, что подтвердило еще раз результаты вышеописанных шкал. Д.В. Сочивко и О.А. Тоболевич указывают, что внутренний конфликт у пребывающих в местах лишения свободы тем выраженнее, чем меньше у них внутренняя честность [20]. По-видимому, у обследованных нами преступников он присутствует, однако не вполне осознается в силу вытеснения.

Оказалось также, что для данной категории испытуемых не свойственно самообвинение. По этому показателю они обнаруживают умеренно низкие значения, указывающие на слабые переживания чувства вины и раскаяния.

Показатели по интегральным факторам представлены в табл. 2.

 

Таблица 2

Обобщенные факторы самоотношения осужденных

Примечание: * — p<0,05; ** — p<0,01

 

Как видно из табл. 2, статистический анализ не выявил значимых различий и по обобщенным факторам методики МИС между ВИЧ-инфицированными и зараженными туберкулезом заключенными. Статистически достоверными оказались различия между здоровыми и ВИЧ-инфицированными по всем интегральным факторам, а между здоровыми и тубинфицированными — по факторам «самоуважение» (p<0,01) и «аутосимпатия» (p<0,05). Таким образом, стигматизирующая роль инфицирования доказывается общей структурой самоотношения, снижением положительного отношения к самому себе и дезадаптивными тенденциями, обусловленными проявлениями внутренней конфликтности и неустроенности, более выраженная у ВИЧ-инфицированных.

Можно также констатировать, что здоровые заключенные в большей степени, чем ВИЧ-инфицированные и больные туберкулезом, уверены в себе и менее подвержены сомнениям в способности вызывать уважение. Их высокое самомнение, самоуверенность, ориентация на свои собственные силы, амбициозность, основанные на представлении о том, что они заслуживают большего уважения и признания, позволяют чувствовать себя уверенно и комфортно.

Обобщая результаты, полученные с помощью опросника МИС, можно заключить, что структура самоотношения ВИЧ-инфицированных и заболевших туберкулезом осужденных близка по своему содержанию. Однако в сравнении со здоровыми заключенными представители этих групп обнаруживают разную диспозицию.

Самоотношение осужденных с начальными проявлениями ВИЧ-инфекции характеризуется большей открытостью, внутренней честностью; меньшей уверенностью в себе; меньшей способностью вызывать уважение окружающих; большей внутренней конфликтностью; меньшим самоуважением и аутосимпатией. Они также наиболее остро переживают внутреннюю неустроенность. Однако они, как и здоровые, склонны в одинаковой степени принимать на себя ответственность, осознавать ценность собственной личности.

Самоотношение осужденных, заболевших туберкулезом, также характеризуется большей открытостью, меньшей уверенность в себе, худшим представлением об ожидаемом отношении к себе со стороны других людей, заниженной самоценностью, меньшим самоуважением и аутосимпатией, большей внутренней неустроенностью. Они солидаризируются со здоровыми только по параметру «внутренняя конфликтность».

Вместе с тем следует отметить, что эти изменения неглубоки, деформации самоотношения происходят в пределах адаптивных границ.

Цветовой тест отношений позволяет дополнить представления об эмоциональных компонентах отношений личности. Результаты исследования с помощью ЦТО представлены в табл. 3.

 

Таблица 3

Обобщенные факторы самоотношения осужденных

 

Табл. 3 показывает, цветовые ассоциации осужденных в значительной степени представлены дополнительными цветами, которые символизируют негативные тенденции: тревожность, стресс, переживание страха, огорчения.

«Цветовой мир» ВИЧ-инфицированных, представленный в категориях «Я сейчас», «Моя жизнь», «Мое здоровье» указывает на чувство неудовлетворенности, угнетенное состояние, стремление выйти из неприятной ситуации. Указанные три позиции по k-индексу тяготеют к зоне неприятия (k=21—23). И наоборот, прошлое и будущее воспринимаются ими более позитивно: как что-то целостное и значимое, оптимистическое и наполненное активностью (k-индекс располагается в средней зоне).

Для больных туберкулезом цветовые отношения указывают на чувство беспокойства и настороженность, неудовлетворенность ситуацией, негативное состояние, разочарованность, пессимистические ожидания, желание уйти от активности. Текущая ситуация, жизнь в целом, здоровье и будущие перспективы окрашены в мрачные тона и располагаются в зоне неприятия, и только воспоминания о прошлом приносят чувство удовлетворения, спокойствия, умиротворения.

Здоровые осужденные также склонны негативно оценивать себя здесь-и-сейчас, свое прошлое и будущее, хотели бы уйти от решения своих проблем, предпочитая пассивное ожидание (k-индексы 23—25 баллов). Чувство удовлетворенности, спокойствие и уверенность связаны с позицией «Мое здоровье», они также склонны позитивно принимать свое прошлое.

Выявлены статистически значимые различия по вербальному стимулу «Мое будущее» между группами ВИЧ-инфицированных и больных туберкулезом (U=948,5; p<0,05), ВИЧ-инфицированными и здоровыми (U=932,5; p<0,05), а также по параметру «Мое здоровье» между здоровыми осужденными и больными (U=834,5 и U=798,0; при p<0,05).

Доминирование серого и желтого цветов позволяют сделать вывод о неуверенности, несамостоятельности, пассивности отношения испытуемых к их здоровью, ощущении бессилия перед заболеванием и отсутствии готовности предпринимать активные действия для поддержания здоровья, ориентации на помощь других. В группе здоровых заключенных — синий и зеленый цвета ассоциируются с большим принятием актуального состояния здоровья.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют о неприятии себя и своей жизни заключенными с ВИЧ-инфекцией и туберкулезом, за исключением того факта, что больные ВИЧ неоправданно оптимистично смотрят в будущее, что может быть связано с недооценкой тяжести последствий заражения и отсутствием выраженной симптоматики. Тенденция к неоправданно оптимистическому отношению к грядущим событиям отмечена у ВИЧ-инфицированных отмечена Т.А. Болдыревой [5].

Заболевшему человеку свойственно сравнивать себя с людьми здоровыми, находящимися в его окружении, с точки зрения оценки качества собственного функционирования. Такое «идущее вверх сравнение» может выполнять адаптивные функции, но также искажать внутреннюю картину болезни. В этом отношении больные туберкулезом, в сравнении с ВИЧ-инфицированными, более реалистичны, они адекватнее воспринимают сложившуюся ситуацию со своим здоровьем. «Кризис идентичности» в том виде, на который указывает М.М. Орлова, здесь невозможен, поскольку идентичность заболевших осужденных задается, в первую очередь, их пенитенциарным статусом, а уже затем самим фактом наличия болезни, ценностно-смысловое значение которой отличается от такового законопослушных граждан.

В этих условиях перед медицинской и психологической службами ФСИН в числе приоритетных должна быть поставлена задача комплексной коррекции деформированного самоотношения осужденных, страдающих социально опасными болезнями.

 

Литература

1.   90% заключенных в России больны ВИЧ, туберкулезом или гепатитом [Электронный ресурс]. URL: http://www.u-hiv.ru/news_hivinrussia_hivzk.htm

2.   Актуальные вопросы пенитенциарного здравоохранения / под ред. А.С. Кононца, А.В. Бобрика. – М.: Акварель, 2011. – 120 с.

3.   Алексеева Л.А., Горбачева Э.С., Груздев Б.М. Туберкулез у ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом // Проблемы туберкулеза. – 1996. – № 2. – С. 16–17.

4.   Бажин Е.Ф., Эткинд А.М. Цветовой тест отношений: методические рекомендации. – Л.: ЛНИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1985. – 23 с.

5.   Болдырева Т.А. Субъективная интерпретация актуальной жизненной ситуации как предмет психологического исследования (на примере ВИЧ-позитивных заключенных колонии общего режима) // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2006. – № 9. – С. 87–93.

6.   Галимзянов Х.М. Особенности профилактики ВИЧ-инфекции среди лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях России и зарубежных стран // Астраханский медицинский журнал. – 2010. – Т. 5, № 3. – С. 124–128.

7.   Горбунова Н.В. Социально-психологические особенности пациентов, больных туберкулезом // Молодой ученый. – 2012. – № 11. – С. 350–353.

8.   Зыкова К.Ф. Социально-психологические особенности ВИЧ-инфицированных осужденных // Человек: преступление и наказание. Сборник материалов научно-теоретической конференции. – Рязань: Изд-во Акад. права и управления Минюста России, 2004. – С. 15–17.

9.   Корнеева Г.В. Психологические особенности смысловой сферы личности ВИЧ-инфицированных осужденных в условиях лишения свободы: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Рязань, 2004. – 24 с.

10.   Ланга А.П. Индивидуально-психологические особенности ВИЧ-инфицированных: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Ростов-на-Дону, 2006. – 21 c.

11.   Ленок Г.В., Былкова О.К., Кушеверская М.Ю. Туберкулез у больных с ВИЧ-инфекцией // Сибирский медицинский журнал. – 2012. – Т. 114, № 7. – С. 93–95.

12.   Орлова М.М. Кризис идентичности у больных туберкулезом легких // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – № 3(14) [Электронный ресурс]. URL: http://medpsy.ru

13.   Орлова М.М. Специфичность самоотношения больных туберкулезом легких в контексте адаптационных стратегий // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). – 2012. – № 11(19) [Электронный ресурс]. URL: http://www.sisp.nkras.ru

14.    Пантилеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система. – М.: МГУ, 1991. – 108 с.

15.   Пантилеев С.Р. Методика исследования самоотношения. – М.: Смысл, 1993. – 32 с.

16.   Проблема туберкулёза, ВИЧ, гепатита, сифилиса в местах лишения свободы России [Электронный ресурс]. URL: http://tyurma.com/problema-tuberkuleza-vich-gepatita-sifilisa-v-mestakh-lisheniya-svobody-rossii

17.   Санникова О.Е. Особенности психических расстройств у ВИЧ-инфицированных осужденных: автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2010. – 19 с.

18.   Селезнева Е.В. Самоотношение как акмеологический феномен // Мир психологии. – 2008. – № 4. – С. 238–249.

19.   Сергеев М.П. О совершенствовании правовых основ медико-психологического обеспечения лиц, осужденных к лишению свободы // Медицинское право. – 2011. – № 2. – С. 33–38.

20.   Сочивко Д.В., Тоболевич О.А. Психологические особенности гендерной самоидентификации в структуре самоотношения личности осужденных // Научно-практический журнал Вологодского института права и экономики ФСИН. Преступление. Наказание. Исправление. – Вологда: Изд-во Волог. ин-та права и экон. ФСИН России. – 2010. – № 11. – С. 41–46.

21.    Столин В.В. Самосознание личности. – М., МГУ, 1983. – 284 с.

22.   Тертыникова В.В. Клинико-эпидемиологические особенности у больных туберкулезом и ВИЧ-инфекцией в условиях пенитенциарной системы // Кубанский научный медицинский вестник. – 2008. – № 3–4. – С. 145–148.

23.   Узлов Н.Д., Мельник Е.Г. Отношение к себе и образ «Я» инфицированных и неифицированных ВИЧ опийных наркоманов, находящихся в местах лишения свободы // Будущее клинической психологии: материалы Междунар. научно-практ. конфер. 3 апреля 2009 г. / под ред. Е.В. Левченко, А.Ю. Бергфельд; Перм. гос. ун-т. – Пермь, 2009. – Вып.3. – С. 154–159.

24.   Чернышева Е.В. Особенности Я-концепции личности осужденных: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Екатеринбург, 2005. – 24 с.

 

Ссылка для цитирования

УДК 616-002.5: [616.98:578.828.6]

Узлов Н.Д., Башкирцева О.В. Самоотношение ВИЧ-инфицированных и заболевших туберкулезом осужденных // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2014. – N 2 (4) [Электронный ресурс]. – URL: http://medpsy.ru/climp