Рыбные котлеты в «Матросской тишине» забили канализацию. Всю канализацию СИЗО.

Член ОНК Москвы Марина Литвинович рассказывает:
Сегодня были в «Матросской Тишине».
Там большая проблема. Очень большая! Очень сильно засорилась канализация! Все забито! У всех забито! Как-то странно – у всех забилось одновременно, по всему СИЗО.
Разгадка проста: накануне арестантам давали на ужин многострадальные рыбные биточки. Есть их невозможно! Буэээ! Но и лежать в мусорке они не могут, ибо воняют страшно! Вот все сидельцы и спустили эти рыбные биточки в канализацию, дабы не воняли. Одновременно спустили! Вот канализация и не выдержала и забилась, поскольку биточки рыбные – твердые и крепкие, как рука повара, их приготовившего.
А вы людей этим кормите!
Про кормежку, кстати. Анна Каретникова сегодня в кабинете начальника «Матросски»:
— Я сегодня видела как разгружали картошку. Вот такую! Взяла для вас одну.
И кладет на стол Пастушенко картофелину размером с грецкий орех. Картофелина сразу закатывается за бумаги, которыми завален стол Пастушенко.
Далее все ищут картофелину, но не находят, потому что размер ее ничтожно мал и она теряется среди бумаг.
— Она вся такая!
Пастушенко:
— Я же отправил обратно картошку!
Каретникова:
— Так это другая, которую привезли взамен! Ту, которую вы не взяли, взял 12 СИЗО, а это уже другая, но тоже неправильная!
Бедный 12 СИЗО. Вот мало того, что он дальше всех расположен, в Зеленограде и не всякий туда доедет, так еще и туда отправляют, «что нам не гоже». Там, кстати, и врачей нет, один глава медсанчасти там ходит грустный. И сотрудников не хватает. Как они вообще там живут? – загадка. Надо съездить туда, а то прямо жалко их.
***
Сегодня было много людей. По камерам не ходим, вызывали людей в кабинет.
Запомнилось: молодой парень, детдомовский. К жизни на свободе адаптирован плохо. Фактически из детдома — сразу в тюрьму. Почти одно и то же. Он отсидел и вышел недавно на свободу из СИЗО-3. Поехал на вокзал. Там какой-то человек что-то из магазина украл и побежал. Люди закричали: держи его!!! Наш парень испугался (три часа как вышел на свободу), подумал, что это его хотят схватить и … тоже побежал…
Ну, а полицейские его и поймали. Не вора, а того, кто бежал. И не разбирались, почему бежал. Так проще ведь. Представляете? 3 часа на свободе! Теперь он снова в СИЗО.
А все потому, что у нас в стране отсутствует социальная служба (служба пробации), которая бы занималась освободившимися. Помогала бы им устроиться, влиться в жизнь общества, найти работу, адаптировала бы, лечила и поддерживала. Но такой службы нет. Она очень нам нужна.
Еще история из Матросски. Сидит узбек там. Он стал свидетелем того, как какой-то человек сильно избил другого. Нападавший убежал. Узбек стал помогать потерпевшему, стал его перевязывать, оказывать первую помощь. Приехала Скорая и забрала потерпевшего. А потом приехала полиция и забрала узбека и… обвинила его в нападении. Результат: потерпевший за свой счет нанял адвоката узбеку!
По другим людям.
Продолжаем бороться за парня со сломанной челюстью, который вскрыл себе вены, когда его хотели отправить на этап. (я писала про него). Добиваемся проведения ему операции. Но в целом ситуация такова, что из Москвы иногда на этап отправляют сильно больных. И это самое плохое, потому что в колониях, куда попадают люди, с мед. помощью очень плохо. В Москве-то у нас не очень, а в колониях по стране…
При нас на свободу выходил человек, которому мы помогали по его здоровью. Мы его поздравляем, улыбаемся, желаем удачи… А он – не рад, встревожен, говорит:
— Я боюсь, что мне сейчас в вещи наркотики подкинут, я выйду и меня снова заберут…
Это все к чему? К тому, что, действительно, полицейским очень удобно взять только что вышедшего сидельца и быстренько «соорудить» ему дело по наркотикам, а заодно повесить на него нераскрытые дела. И вернуть его снова в СИЗО. Ему, думают они, все равно, а полицейским – палки за раскрытие преступлений.
Полицейским удобно – сиди в машине возле Матросски, видишь – освободился человек, идет один, никто его не встречает, дай ему отойти от тюрьмы 200 метров и бери его, тепленького, пока никто не видит. «Клиент готов».
Только что вышедший на свободу человек – самый беззащитный на свете.
Вот поэтому очень важна служба пробации. Которая бы встречала вышедших из тюрьмы прямо у ее порога. Как встречают из роддома новых людей. И помогала бы им встать на ноги.


Поделиться записью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *