За два дня две смерти в столичном СИЗО-4 «Медведь»

Ева Меркачева, член ОНК Москвы: За два дня две смерти в столичном СИЗО-4 «Медведь». Оба заключённых молодые ещё были — 34 и 40 лет. Первый совершил суицид на карантине. Разговаривали с его сокамерником. «Его ломало, он почти не ел, лежал, натянув капюшон и укрывшись одеялом». Таблеток ему не дали, с психологом он не общался. И вот когда сокамерник пошёл вшей травить (на дезобработку), он и «вздёрнулся» (выражение заключенных). Мы раньше много говорили с медчастями, что на карантин обязательно должен приходить психолог. Это аксиома. Психолог выявит все отклонения. И мы так много говорили про то, что в период ломки надо или в больницу отправлять, или таблетки давать. Ну вот медчасть СИЗО 4 это не сделала, судя по всему. И вот умер в мучениях человек (каким бы он ни был, не нам судить). Вторая смерть — от цирроза. Заключенного вывезли экстренно в больницу «Матросски», оттуда в гражданскую, и он в тот же день скончался. Врачи сказали — слишком запущен был. Цирроз это не инсульт и не инфаркт, не может быть, чтобы он развился внезапно. Тогда почему вывезли в больницу в последний момент? Снова вопрос к медчасти СИЗО. Нам бы хотелось, чтобы там перестали умирать заключённые. Нам бы хотелось, чтобы медики больше обращали на них внимания.
От себя, как член ОНК Москвы, добавлю: В системе УФСИН Москвы появился новый термин: пустой корпус. Это корпус, где вообще нет врача. Пустой… Начальник УФСИН генерал-майор С. А. Мороз впервые об этом термине услышал от нас на собрании с ОНК. И велел разобраться, почему медиков не хватает. Ждем результата.
Любовь Волкова, член ОНК Москвы


Поделиться записью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *