Журналист Иван Сафронов в «Лефортово»

Ева Меркачева, член ОНК Москвы: Иван Сафронов в «Лефортово». И вот какая там «карантинная история». Заключенных на разговор к нам (членам ОНК) выводят в комнату краткосрочных свиданий. Не всех. Некоторые, якобы отказываются. Якобы — потому что мы проверить это не можем. Вот Ляховец отказался, а потом заявил, что ему никто и не предлагал встречу с ОНК. Один случай меня вообще поразил. Началось с обращения жены заключенного, которая плакала, уверяя, что с ним что-то не то. «Он пишет странные письма, как будто шифровкой сообщает, что нужна помощь. Он просит адвоката, я нанимаю, а он письменно потом отказывается (так было несколько раз). Умоляю, хотя бы посмотрите на него- жив ли? Может, избит?». Мы пришли. И вот этот заключённый отказался выйти к нам из камеры (а нас самих в камеру не пускают, повторюсь). Ему передали (опять же якобы — проверить ведь нельзя), что мы пришли именно по обращению супруги. И все равно отказался. Странная история, не правда ли? Впервые на моей памяти отказывается от общения заключённый, которому говорят, что жена рыдает и думает самое плохое. Но вернёмся к Сафронову. Вновь прибывших заключенных к членам ОНК сейчас не выводят в течении 14 дней (карантин). Даже через стекло не дают общаться. Это плохо от слова совсем. Почему следователь с ним может встречаться тогда эти самые 14 дней? Он менее заразный, чем мы? Проблема в том, что как раз первые две недели самые сложные. В это время и «ломают» (психологически) людей. Адвокаты скорее всего тоже не попадут в ближайшее время к нему (это и без карантина так было). Получается, Сафронов будет в «слепой» зоне, и никто вообще не будет знать, что с ним происходит. Это как раз и есть давление. Самое настоящее. Потому мы будем добиваться допуска, и посмотрим на реакцию ФСИН и следствия.


Поделиться записью

One Comment

  1. На время выступления Ивана Павлова, адвоката Ивана Сафронова, перед журналистами полиция прекратила задерживать собравшихся людей. Однако вскоре задержания возобновились. Полицейские увели Таисию Бекбулатову, главного редактора издания Холод . В день задержания Сафронова, 7 июля, у нее провели обыск, после чего увезли на допрос в качестве свидетеля. С 2012 по 2017 год Бекбулатова работала вместе с Сафроновым в Коммерсанте . Позднее был задержан заместитель заведующего отделом политики Коммерсанта Александр Черных и корреспондент этого же издания Петр Пархоменко.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *